Авторизация

имя:      пароль:     
technowave / читать / интервью

Вадим Угрюмов aka Motor. Интервью для Technowave.ru

Motor, он же Вадим Угрюмов

Большая известность пришла к его сольному проекту в стиле minimal techno, который Вадим назвал Motor. Быстро накопилось достаточное количество материала, превратившееся в альбом Hexen. Чуть позже с помощью друзей он попал в Голландию. Альбом настолько пришелся по вкусу предприимчивым голландцам, что именно под него они создали независимый электронный лейбл Audio.NL. Благодаря этому альбом разошелся практически во всех странах. Пластинка вышла в 98 году дважды – сначала на виниле, затем на CD. На Родине тоже оценили эту пластинку – журнал "Птюч" наградил Мотора премией "Лучший электронный проект".

Еще один творческий псевдоним Вадима Угрюмова – Леонардо Д.К. Треки этого проекта звучали на Станции 2000 и неоднократно попадали в хит-парад. А летом 2003 уже под названием "Навигатор" Вадим выпустил альбом Look To The Future. В 2003 году у Мотора выходит альбом Horse TraX, а в начале 2004 - Freeze.

Technowave: Здравствуйте, Вадим. Давайте немного поговорим об отечественной электронной музыке... Можно ли считать, что русская электронная музыка не только продолжает жить, но и появляются те, кому можно передать добрые традиции? Как Вы думаете?
Mотор: По-моему, сейчас очень много разных музыкантов, и говорить о передаче традиций как-то пафосно... Люди меняются, приходят новые люди, старые люди прекращают заниматься музыкой, а поскольку сегодня существует интернет, новые люди приходят более подготовленными, уже имеют большие знания в этой области, зная многих авторов, принципы композиции, все что угодно...

Т: В то время, когда Вы начинали заниматься музыкой, была информационная блокада... Сегодня ситуация сильно изменилось?
М: Да!

Т: В каком году Вы начали заниматься музыкой?
М: Начинал еще в школе, в классе седьмом-восьмом... Это был конец 80-х, начало 90-х годов.

Т: Что Вас вдохновляло?
М: Пластинки с ритмической гимнастикой группы "Арсенал". Они выпустили пластинку, посвященную брейк-дансу, под впечатлением от подобных пластинок, я начал немного "слушать". Тогда я понял, что хочу работать со "звуком", чем, собственно, до сих пор и занимаюсь.

Т: Как Вы собирали информацию, где Вы ее собирали? Возникали проблемы с поиском музыкального материала?
М: Я никак не собирал ее, как раз в те годы был бурный подъем группы Depeche Mode в России, тогда я открыл для себя Kraftwerk и Depeche Mode, очень понравилось то и другое... Мы даже в школе сколотили группу "TechnoDanceClub" и начали играть, пели песни, играли техно-поп на каких-то советских синтезаторах.

Т:Вы стали обращать внимание на русских музыкантов, сочинявших электронную музыку, в Вас стало что-то меняться?
М: На самом деле, подобная музыка меня интересует в последнее время...
Т: Почему в последнее время?
М: Потому что у нас есть не менее интересные явления, чем на мировой сцене. Наши музыканты не выходят на мировую сцену, в силу своей специфичности.. Наши музыканты локальны. У нас очень специфичная музыка, мне она понятна, а мировому сообществу не очень.

Т: На вопрос "что такое русское техно?" Dj Helga ответила: "Русское техно – это Вадик Мотор"... Люди часто отмечают Вас как человека, сделавшего многое для развития русской техно-сцены... Ваши комментарии, пожалуйста?
М: Я сделал техно-альбом, цельное произведение, в котором большинство треков были выдержаны в стиле "техно" - альбом Hexen 2000 года. Благодаря обстоятельствам, этот альбом попал в Голландию...

T: Все произошло случайно?
М: Абсолютно случайно. Я ничего никому не отсылал, друзья передали кассету, там все очень понравилось, и под мои записи организовали лейбл Audio.NL.

T: Под каким названием выходили пластики?
М: Проект назывался Motor... Взяли мой компакт–диск, и по очереди переиздали все песни на винил. После этого переиздали еще и компакт-диск.

Т: Каким тиражом были проданы пластинки, CD?
М: Без понятия. После очередной пластинки тема техно немножко поднадоела. Я перестал делать эту музыку, мне хотелось делать что-то другое. Я написал письмо в Голландию и сообщил, что больше техно не пишу, они очень огорчились, и с тех пор наша связь прервалась.
Lev Kantor: Эта история подробно изложена на сайте проекта Audio.NL. Выпущенные пластинки носили очень простые названия: 1,2,3,4 – 5,6,7,8 и были очень минималистичны.

Т: Такой неожиданный успех Ваших техно-пластинок, может ли экспериментальная музыка его повторить?
М: После того, как я перестал писать техно, события стали развиваться совсем по-другому, меня начали интересовать более радикальные музыкальные формы.

Т: Почему?
М: Потому что традиционная техно-музыка – это музыка прикладная. Ее можно прослушать дома, но по большей части она сделана для того, чтобы люди танцевали, соответственно, она обладает рамками... В техно треке должны быть: барабаны, бас и так далее. То есть уже мы обладаем заранее заданной конструкцией. От этого хотелось отойти в сторону более свободных музыкальных форм. Почему в песне обязательно должен быть бас? Почему нельзя использовать звук шагов, к примеру, или с помощью голоса передать эмоцию?

Т: В итоге Вы пришли к интеллектуальной электронной музыке для прослушивания?
М: Меня это заинтересовало. Попалась запись такого проекта как People like us. Это девушка, которая делает свои композиции из аудио-мусора, она использует звуковые фрагменты, старые пластинки, голоса, все, что попадется ей под руку, она все очень грамотно режет и создает новые формы. Это абсолютно коллажная техника, меня она очень заинтересовала, и я постепенно начал ее воплощать в своих работах. В итоге все закончилось маленьким диском First snake. На этом диске как раз квинтэссенция самой идеи. Для записи композиций использовалось все, что мне на тот момент попадалось. В основном я использовал звуки радио и телевидения, дополнительные звуки брал с компакт-дисков, кое-что записывал микрофоном... Материал получился специфический, не относящийся к категории танцевальной музыки.

Т: Насколько сложно в России развивать направление экспериментальной электронной музыки, делать и продавать ее на русском рынке?
М: Я думаю, такая музыка сложно продается не только в России, поскольку я общаюсь с разными людьми из разных стран. В Америке или в Англии экспериментальная электроника тоже не обладает бешеной популярностью... Есть узкий круг людей, интересующихся подобными музыкальными формами. Думаю, что Эдуард Артемьев тоже не супер-хитовый исполнитель.

Т: Но тем не менее...
М: Да. Я утрирую...
Lev Kantor: Говоря откровенно, мировая популярность Артемьева объясняется в первую очередь его великолепным, успешным участием в "озвучивании" советских кинофильмов. Фактически он являлся единственным человеком, не имеющим конкуренции в области создания космической, синтезаторной музыки для фильмов. Это был один из ключевых факторов. Тем не менее, Артемьев, конечно, является одним из великих мировых кино-композиторов.

Т: Кроме Артемьева, музыкой занимались и другие люди, тот же Королев...
М: Есть искусство в чистом виде, но и есть его адаптация к действительности, которая принимает коммерческие/популярные формы. .Искусство в чистом виде не может быть популярно, потому что очень индивидуально, очень специфично. Оно не находится в "мейн–стриме", оно всячески его избегает.

Т: Если я правильно Вас понял, Вы хотите сказать, что массовая культура/мейн–стрим искусства не предлагает? Но ведь если людям не показать качественное, красивое, настоящее и при этом хорошее, они же не смогут отличить ценное от бесценного?
М: Каждый человек сам для себя это определяет. Некоторым людям не хочется идти в картинную галерею, не хочется слушать электронную/экспериментальную музыку, им хочется рок послушать. Это зависит от человека, а искусство в первую очередь оперирует к человеку прежде всего. Нельзя навязать искусство. Я не мого сказать – "Вот послушайте мою музыку, она у меня красивая". Этого нельзя сделать. Человек должен сам захотеть воспринять.

Т: Это уж точно. Скажите, пожалуйста, с какими лейблами, проектами Вам приходилось работать в последнее время? Если не секрет, расскажите, пожалуйста, немного об этом.
М: Недавно поступило предложение от японского, по-моему, лейбла "Minus N". В этом году у них выходит компиляция в интернете, которая представляет музыкантов разных стран, в этой компиляции будет присутствовать мои треки.

Т: С чем Вы намерены проводить эксперименты? Ваши идеи?
М: Сейчас происходит маленькая незаметная революция - революция в головах и сознании людей, и что касается музыкальной революции (музыки и сознания), то сегодня музыка стала другой. Она стала строиться по другим принципам.

Т: Что вы имеете в виду?
М: Я имею в виду более технические жанры, в которых технике уделяется больше внимания, чем непосредственно самой музыке. В области техно именно так и происходит... Все настолько усложнилось, что когда слышишь композицию, с первого взгляда нельзя сказать, как она была сделана. При этом все композиции превратились в набор эффектов, хотя и звучит это очень вкусно, но практически полностью исчезла мелодия, гармония.

Т: Можно сказать, что это одноразовая музыка?
М: Я не хотел бы так говорить. Есть композиции более удачные, есть менее.

T: Как на Ваш взгляд будут развиваться события на музыкальной ниве? Мы сделаем шаг назад, потом два шага вперед? Что произойдет?
М: Для начала нужно наиграться, как следует. Тема deep minimal должна быть разработана до такой степени, чтобы все поняли, что здесь делать больше нечего... А пока уже более десяти лет это музыкальное направление существует, и развивается, начиная с Basic Channel, Chain Reaction. Эти лейблы смогли вдохновить огромное количество людей, задали, в принципе, повсеместное настроение.

T: Что из себя представляет сайт top-40.org?
М: Большая часть сайта - это проекты других людей, групп, музыкантов, чья музыка нам интересна. Мы слушаем записи и предлагаем присоединиться к нам.
Lev Kantor: top-40.org – это лейбловый проект.
М: В ближайшее время выйдет мой совместный альбом с музыкантом по имени Никита Голышев (CD-R). Думаю, где-то в начале марта 2006 года. Скорее всего, он будет называться "Зима". Во многом хочется сотрудничать именно с русскими музыкантами, не только с иностранными...

T: Какой точки зрения Вы придерживаетесь в вопросах выбора оборудования, инструментария для записи музыкальных композиций? Считаете ли вы, что человек, находящийся в творческом поиске, не станет изнурять себя предпочтениями в использовании техники low или high класса?
М: Хороший вопрос. Я много об этом думал и пришел к выводу, что любой синтез лучше, чем конкретное направление. Чисто аналоговое – не интересно. Чисто цифровое – не интересно. Интересно совмещение, что бы была часть аналоговая и часть цифровая. Для меня лично так. Я выражаю только свое мнение.

Т: Попытаться определить свой стиль, разработать нечто новое. Найти себя?
М: Да! Во время работы над композицией, у меня она получается очень слоеная. Записи берутся из кассет, примитивных приборов, аналоговых инструментов, затем все оцифровывается. То есть мне интересен синтез этих двух вещей.

Т: Вы предпочитаете пользоваться одной или несколькими программами (Soft), если не секрет?
М: Я стараюсь использовать все программы, как основные редакторы: Sound Forge, Cubase и Vegas Pro... и различный софт, который сделан для синтеза звука - Reaktor, CrusherX-Live, всевозможные VST-синтезаторы и т.д... Стараюсь отслеживать новинки.

Т: Как Вам удалось достичь своего саунда? Саунда - Motor?
М: Сейчас сложно сказать. Большинство меня знает по тем пластинкам, что вышли на "Audio.NL" очень давно, не думаю, что теперь мой саунд очень узнается. Свой звук я ищу в сочетании аналогового и цифрового... Любые аналоговые "вещи" дают теплый звук, а цифровое придает звуку остроту. Можно синтезировать звук на компьютере, а можно на синтезаторе. Во втором случае это происходит в осцилляторах, транзисторах, а в первом идет набор цифр.
Lev Kantor: На вопрос об отношении к цифровым эмуляторам, музыкант Legowelt в одном из своих интервью сказал: "Если человеку не хватает технических знаний, то ему не удастся извлечь из компьютера звук аналогового синтезатора, но достаточно приложить определенное количество усилий и эту разницу можно стереть. Технологии предоставляют возможность, все остальное - вопрос харизмы"...
М: Это не принципиальный вопрос. На первом месте всегда остается то, что ты хочешь выразить, без разницы: синтезатором, программой. Важна первоначальная мысль, являющаяся основной... Чтобы выразить свою мысль максимально и полно, я использую разные программы и приборы.

Т: Поскольку речь зашла о саунд-дизайне, хочется задать вопрос о Вашем участии в номинации "K-sound"? Вы намерены принимать участие?
М: Поскольку я откликнулся, видимо, буду принимать участие как участник... Видимо, отошлю пару треков.

T: Вам приходилось бывать в качестве жюри? Оценивать чужие композиции?
М: Мне кажется, музыку бесполезно оценивать. Зачем ее судить?
Т: А то, что в номинации "K-sound" будут оценивать/судить композиции силами одного человека/жюри? Ваши комментарии по этому поводу.
М: Ну вот опять же, это личное восприятие "тебе нравится – мне не нравится", бесполезно рассуждать, жюри оценит все по-своему, просто к этому нужно спокойно отнестись.

Т: Чего не хватает отечественным музыкантам?
М: Мне кажется, нам всем не хватает свободы... Западные люди, в силу своего менталитета обладают совсем другими социальными условиями, я не касаюсь материальной стороны вопроса, речь идет об общении, люди немного по-другому живут и музыкальное восприятие более широко, то есть границ, которые присутствуют в русской электронной музыке, на западе просто нет. Русская электронная музыка по-прежнему копирует западные образцы...

Т: Но с другой стороны, перед тем, как человек начнет делать целостное и индивидуальное, до этого момента, он будет брать/заимствовать опыт других людей, пока не научится ходить самостоятельно... Разве нет?
Lev Kantor: В этом смысле нужно не забывать, что вся электронная музыка построена на повторениях и взятии примеров...
Т: Кажется, что сегодня идет работа не со звуком, а со способом его подачи?
М: Да, это присутствует...

Т: Вы как художник, в каком бы стиле музыку не писали, всегда подписываетесь под картиной/композицией?
М: Несомненно, потому что каждый человек, когда пишет, оставляет свой след.

Т: Где Вам понравилось выступать больше всего?
М: В прошлом году выступали в Токио, был небольшой концерт, я участвую в одном проекте, Superstropharia.
Т: Что играли?
М: Музыка была очень разной, смесь и нойза, и техно, и элементов рока, очень брутальная по своей сути.

Т: 16 февраля Вы выступите на одной сцене с Microboss. Чего вы ожидаете от этого мероприятия?
М: Ничего особенного от предстоящего выступления я не жду. Хотелось бы пожелать хорошей атмосферы в зале, что бы люди получили положительный заряд от моей музыки.

Т: Вадим, спасибо Вам за интересное интервью. Хотелось бы услышать от вас пожелание...
М: Я хотел бы пожелать, удачи, успехов, здоровья... (улыбается). Не идите на компромисс, продолжайте писать музыку, выражайте себя, именно тогда ваша музыка будет интересна.

Фото - Дмитрий Коробов (Pla)